TRIPANDТРЁП

БЛОГ Андрея Хомченко

Несколько больше

Город. Февраль. Одиночество

Бог и эклиптическая система координат дают нам несколько больше, чем могут вместить в себя годы,

эти минуточки и часы накапливаются

с тем, чтобы однажды

промозглым и мглистым, тоскливым, как одиночество, февралём,

нагрянуть к нам ещё одним днём,

дарованным цесарской волей, -


все эти мгновения, растраченные и упущенные в суете, не замеченные, канувшие в небытие, сгнившие палой листвой, разметенные по миру страшно хохочущей вьюгой,

все эти слова, обещания и потери, мечты, выплаканные в подушку, вдруг обрушиваются на нас, как снег на голову,

- не антарктические осадки, а будто в пустыне, испепелённой и выжженной, словно душа Елены Горячевой, -


Они являются на порог, на лице их блуждает улыбка.

Они шатаются на пьяных ногах, они шепчут:

- Ленка, Ленка.


… все те, кого мы недолюбили: единственный мой, навсегда…

Суткам отмеряно двадцать четыре часа, неумолим хронометраж суток: дом – работа, работа – дом.


Но однажды

- прихотью бога и эклиптической системы координат -

они обрушиваются на тебя эти не случившиеся мгновения,

и ты стоишь на её пороге, улыбаешься, как дебил, - пьяный чуть ли не в стельку.

Она такая… - ты входишь в прихожую и прижимаешь её к себе, гладишь волосы, целуешь в подставленные губы.


…все те, кого мы недолюбили…


Спальни не делают людей ближе, - сопел, старался, и даже на миг показалось, что это и есть то самое, нераздельное, одно на двоих счастье… показалось.

Парень. Любовь. Разлука
Девушка. Любовь. Разлука

Он:

Стоял под душем, вода смывала с него её запахи, незаметно глаголы приобрели форму прошедшего времени: «старался», «стоял», «смывала».

«У нас с ней было».

Она:

Путь к сердцу мужчины лежит через желудок, - она стала искать путей: выставляла на стол оладушки, чай, варенье…

Но он торопился домой: жена, семья, дети, - он снова рухнул в русло календарей, где жизнь регулируется ежедневниками: работа, партнёры, контракты.

День, дарованный нам, мог лететь, как на крыльях, мог нестись сломя голову, рискуя сверзиться в полночь, мог… - день просто иссяк.

Кончился.


Она стояла на кухне, упёршись ладонями в стол.

Она стояла, мёртвым взглядом уткнувшись в стол, не различая тарелок, не видя на них оладушек.

Хронометраж суток изнемогал избыточными мгновениями, минуты медленно капали в пустоту, бесстрастно и мерно отсчитывая одиночество.

За окном мрачнела февральская ночь, - уже утром календари, наконец, обещали весну… правду сказать, весна уже наступила.


Все эти мгновения, канувшие в небытие, упущенные, растраченные… все глаголы прошедшего времени… все те, кого мы недолюбили… - новым витком мчит по орбите Земля, планета даёт нам несколько больше, чем может вместить в себя жизнь.

Бог и эклиптическая система координат накапливают эти миги, откладывают про запас, - кто знает, возможно, они понадобятся?


Когда-нибудь не сейчас.

Может, через четыре года…

Любовь. Парень и девушка. Поцелуй под зонтом

анонс

писатель
Писатель пишет дневник

Блог: жми сюда и читай ещё несколько текстов


.