Прогулки по Тбилиси

Воронцов: Тифлис

Едва в Тифлис въехал Наместник, город начал стремительно меняться.

Пустыри скукоживались, превращаясь в огрызки пространств, затем исчезали. На их месте росли каменные дома, росли, росли, становились большими. Как молодцеватые гренадёры, тянулись во фрунт, равнялись в ряды, стройные шеренги улиц. Улицы опять-таки не вкривь-вкось, а по-европейски - прямые и с названиями. Да, у всех улиц появились имена, требования почты, - вы не знали? - в Тифлисе уже есть почта. Разгонная. Здесь стоят экипажи готовые рвануть с важной эпистолой государственного характера или же частного содержания хоть на Север, в столицу, хоть на Юг – туда-то зачем? – не важно…

Мосты соединяют два берега Куры, оживляя жизнь на обоих. Храмы, дворцы административных учреждений и дворцы приватных особ, - дело не в градостроительной деятельности князя, отнюдь нет. Не будем сбрасывать её со счетов, но дело не в ней.


Воронцов, обученный не азам и букам, но энциклопедически образованный человек, убеждён в пользе просвещения. Свои убеждения в местный грунт он насаждает с упорством и последовательностью, - учебные заведения открываются одно за другим, число преподаваемых дисциплин множится. Уже скоро система подготовки учащихся в Закавказье способна обеспечить уровень, достаточный для поступления в столичные университеты.

Но и это не всё, это семечки.


Когда супруга Наместника, достойнейшая из достойных Елизавета Ксаверьевна, стала инициатором основания женского учебного заведения святой Нины, не все осознали истинное значение этого исторического события.

Но стоило прелестным выпускницам надеть платья с воланами и декольте, стоило защебетать в светских салонах на маловнятном французском, тут уже – о! – тут уже полыхнули пожаром пылкие южные сердца и подлинный переворот случился в мозгах джигитов.

Красотки Ортачалы

Да, Воронцов знал, что делал.


С парижских времён убедившись в непреходящем культурологическом значении продажной любви, Михаил Семёнович значительно укрепляет контингент Ортачалы.


И было так:


«На главную улицу Тифлиса - на Головинский проспект - вышли прогуляться тридцать две красотки Ортачалы: понедельник был их выходным днем. Покачивались их бёдра, словно в предчувствии грядущих тревог, пёстрые наряды их набегали друг на дружку, как вспененные волны Куры, под одеждой обозначались женские ноги, и было в них что-то грубо-властное. Ещё никогда не было так - чтобы вместе появились на тифлисской улице сразу тридцать две бесстыжие красотки. Тифлис не видел более победного шествия; набеги шаха Аббаса и Махмуд-хана были детскими играми по сравнению с этим. Тифлисцы никогда ещё не видели так близко, рядом с собой, этих таинственных правительниц Ортачальского рая, и один вид их уже был напоминанием о грехе, о раскаянии, о сладости ада... Но ещё не ставились в сравнение тайное, недозволенное и явное, общепринятое; не ставились ещё в сравнение нежеланное, приличное и желанное, постыдное...


Женщины были в шелку, переливались ожерелья, поблёскивали украшения. И сквозь всю эту рябь то и дело стреляли женские взгляды - нечто новое для Тифлиса, сладкий и бесстыжий взгляд, всемогущий и робкий, умный и бесшабашный, хитрый и простодушный, спокойный и пылкий...


Тифлисские дамы и барышни спешно затворяли окна, и только некоторые из них тайком наблюдали из-за штор это ужасное шествие. Они смотрели и чувствовали, что с ними творится что-то непонятное: им хотелось любить до безумия, хотелось раздеться донага, выскочить из дому, кататься по кровлям, спрыгнуть в Куру...


Это шествие многим перевернуло жизнь.

- А.И. Айвазян «Святая истина»

В общем, что-то изменило Тифлис, - в душе своей он больше не был провинциальным захолустьем, окраиной, обочиной иранского мира.


Учреждается Публичная библиотека и Кавказский департамент Императорского русского географического общества, занявшийся музейным делом. Закавказское общество поощрения сельской и мануфактурной промышленности взяло под своё крыло Казённый Тифлисский сад, получивший название Ботанического. Основано «Артистическое общество» - наконец, в городе появился свой театр. В 1846 году начинает выходить газета «Кавказ». Со временем число газет и журналов доходит до десятка, они издаются на русском, грузинском, армянском и даже немецком языках.

Создана метеорологическая служба, положившая начало системным наблюдениям за погодой. Первая в Империи, кстати… - всё он, Воронцов.


И, главное, - в Тифлисе и Кутаиси учреждаются две временные комиссии для приведения в положительную известность всех дворянских и княжеских фамилий в Грузии и Имерети: грузинское дворянство подтверждает свой статус и получает равные права с российским.

Прогулки по Тбилиси: жми сюда и читай ещё несколько текстов


История Картли

История Картли

У Грузии история есть

let's go
Путь на Кавказ

Путь на Кавказ

Хомченко, Пушкин, Толстой и другие попутчики

Let's go