Прогулки по Тбилиси

Проспект Шота Руставели

Старый Тбилиси

В две тысячи одиннадцатом году ясным солнечным маем добрался до этих благословенных мест и я.

Ходил, бродил живописными улочками Тбилиси, радовался теплу, радовался весне, - все эти упоительные ароматы и неистовые цветения.


Не то, чтобы шлялся совсем уж бездумно.

Иногда ко мне являлась и мысль.

Обычно такая: может, перекусить чего?

Я покупал хачапури и сладкую газировку, садился на скамеечку в каком-нибудь тихом скверике, отхлёбывал воду, с аппетитом ел… - эти записки вполне могли бы быть гимном желудку.


Случай изменил всё.


Однажды я увидел дом без мемориальной таблички.

Представляете?

Дом в самом центре и на нём ни единой таблички «здесь жил и работал такой-то».

Невероятно.

Я не поверил своим глазам.

Неужели за последние сто – двести лет среди жильцов не нашлось ни одного поэта, художника или конструктора танков? – этого просто не может быть.


Тбилиси. Мемориальная табличка Сергею Есенину

Да у каждого дома среди обитателей найдётся свой стихослагатель.

В каждой квартире случался факт, заслуживающий пары строк на граните.

И я подумал.

Хорошо бы пройтись по городу и о каждом здании, попавшемся на пути, рассказать какую-нибудь историю.

Не откладывая дела в долгий ящик, я отправился вершить прогулку.


В каждом городе есть место для моциона.


В Тбилиси, вне всяких сомнений, это проспект Шота Руставели.

Туда и пошёл.


Проспект небольшой.

Длина его полтора километра.

Четверть часа ходьбы, если не шибко оглядываться по сторонам.

Поводов же оглядываться, объективно, немного: пара домов колониальной постройки, ещё с десяток – эпохи сталинского монументализма. Платаны. Пыль. Лавочки. Фонтанчики для питья. Трогательное захолустье.

Да! – будь я столичная штучка, я б именно так и сказал: «Трогательное захолустье».


Но я - не штучка, мне нравятся вывески Тифлиса.

«Над дверью духана Капло Григор нарисовал танцующего кинто и ниже вывел свободно и ясно, радостно и просто:

ТАНЦУЮ Я

ТАНЦУЮТ ВСЕ

ХОЧИШ СМАТРИ

ХОЧИШ НЕ

Григор был уверен, что эти неуклюжие слова, от которых несло вином и блевотиной, - одухотворены, живы. Истинная свобода… "ХОЧИШ СМАТРИ НИ ХОЧИШ НИ СМАТРИ…Ва!" Это был гимн его свободы… Свобода, братство, вечность… "Хочиш сматри, хочиш не…"


Иду, СМАТРЮ.

Тбилиси. Проспект Шота Руставели

Для любознательных:

А) цитата из «Вывески Тифлиса» Агаси Семеновича Айвазяна, само собой тбилисца (одно время).

Б) кинто – кутила, компанейский человек, способный последнюю рубаху пропить в компании с друзьями. Человек абсолютно бескорыстный, не заинтересованный в приобретении богатства и общественного положения, не стремящийся к личной выгоде.

В) проспект Шота Руставели прокладывался во времена наместничества на Кавказе графа Михаила Семёновича Воронцова и до 1918-го года назывался Головинским (в честь его предшественника – главноуправляющего гражданской частью и пограничных дел Грузии, Армении и Кавказской области Евгения Александровича Головина). На своём протяжении от площади Свободы до площади Руставели проспект дважды изгибается в плане. Объяснение тому не в рельефе города, но в безымянном старике, чей огород оказался на пути строительства. Воронцов пожалел дедушку, и главная артерия города вильнула вбок, - свободного пространства в те времена хватало.


Дело, впрочем, не в количестве пустырей, конечно же.


Начинается проспект от площади, которая в разное время носила имя Паскевича (графа Эриванского), Берия и Ленина, - такая вот череда переименований, в чём-то даже символическая, такой вот извилистый, порой кровавый путь к праву называться сегодня Площадью Свободы.

Прогулки по Тбилиси: жми сюда и читай ещё несколько текстов


История Картли

История Картли

У Грузии история есть

let's go
Путь на Кавказ

Путь на Кавказ

Хомченко, Пушкин, Толстой и другие попутчики

Let's go