TRIPANDТРЁП

Харьков

Репин и другие
Харьковский художественный музей

В каждом мало-мальски приличном собрании живописи есть картина Ильи Ефимовича Репина.

Имеется она и в харьковским художественном музее.

Да не одна, - аж одиннадцать штук!

Тут тебе и портрет Щепкиной-Куперник, и святой Николай Мирликийский, написанный Репиным для Николаевского женского монастыря в селе Стрелечьем Харьковского уезда.

Но самая известная, конечно же, «Запорожцы».

Для экспонирования полотна выделен целый зал, рядом с шедевром сидит служка, - бальзаковских лет интеллигентная дама – и едва вы ступаете на порог, она тотчас вскакивает со стула, включает электрический свет и бдительно контролирует, чтобы вы рассмотрели упражняющееся в эпистолярном жанре христианское воинство во всех подробностях.

Если какая-либо деталь вдруг ускользнёт от вашего взора, дама тут же приходит на помощь:

- Обратите внимание, козацкие пики раскрашены не только в сине-жёлтые, но и красно-чёрные краски… видите? Это не дань колористике, - оружие, одежду и амуницию своих герое художник выписал с тщанием и необыкновенной исторической достоверностью. Ведь мало того, что Репин и сам был знатоком вопроса, так его ещё и консультировал Яворницкий. Археолог, историк, собиратель фольклора, - несмотря на свой возраст, а в то время Дмитрию Ивановичу было около тридцати, он несомненно являлся лучшим в империи экспертом по Запорожской Сечи. Каждое лето учёный отправлялся в степь на раскопки, исколесил с этнографическими экспедициями без преувеличения весь юг страны, - по крупицам собирая свидетельства той легендарной эпохи, воскрешая из небытия быт и дух украинского рыцарства… А уж сколько разговоров было по его возвращению в Петербург… собственно, из приятельской беседы двух земляков и родилась идея картины: однажды Яворницкий поведал Репину анекдот – как запорожцы писали письмо султану Мехмеду IV – и Репин загорелся писать эту эпическую сцену. Мгновенно словно живые встали перед ним герои будущего полотна: Тарас Бульба, козак Голота, кошевой атаман Сирко… Многие из них имели лица друзей и знакомых Репина. В ближайшем кругу художника встречались весьма и весьма колоритные персонажи, их физиономии так и просились на живописное полотно. Скажем, полуголый козак с ложкой на поясе – это педагог народной школы Константин Дмитриевич Белоновский. Хохочущий толстяк в белой шапке – профессор Петербургской консерватории Александр Иванович Рубец. Угодил в герои картины и Яворницкий – с него Илья Ефимович написал писаря. С портретным чуть ли не фотографическим сходством на том варианте, что хранится в Русском музее. На харьковском экземпляре историк заметно старше – нос картошкой, очочки – Дмитрию Ивановичу ещё предстоит стать таким.

Вдоволь налюбовавшись на козацкую вольницу, идём дальше. В музее четыре экспозиции: «Украинское и русское искусство XVI – начала XX века», «Фарфор XVIII – начала XX века Германии, Австрии, Франции, России, Англии, Дании», «Западноевропейское искусство XV – XIX столетий», «Украинское народное искусство».

Галерея
Харьковский художественный музей

При оформлении страницы использованы репродукции картин Харьковского художественного музея и чьё-то безымянное фото.

ФОТО КЛИКАБЕЛЬНЫ

сюда

Харьков: жми сюда и читай ещё несколько текстов


.